СДАМ ГИА: РЕШУ ОГЭ
Образовательный портал для подготовки к экзаменам
Литература
литература
сайты - меню - вход - новости



О ПОЛОМКЕ И ВОССТАНОВЛЕННОЙ КОПИИ РЕШУ ОГЭ

Задания
Версия для печати и копирования в MS Word
Задание 3 № 156

1.1.3. Сопоставьте приведённый фрагмент из повести Н. В. Гоголя «Шинель» с фрагментом из повести А. С. Пушкина «Станционный смотритель». Рассказ в этих произведениях ведётся от лица повествователя. Какие сходства и различия (в отношении к предмету рассказывания, в манере речи) есть у этих повествователей?

1.2.3. Сопоставьте стихотворение А. С. Пушкина «Зимнее утро» со стихотворением английского поэта Вильяма Давенанта (1606−1668) «Песня» в переводе Марины Бородицкой. Попробуйте найти сходства и различия между ними, обращая внимание на то, как изображаются в этих стихотворениях «вчера» и «сегодня», как используются мотивы природы и быта.


Прочитайте приведённые ниже фрагменты произведений и выполните задание 1.1.3.

 

Когда и в какое время он поступил в департамент и кто определил его, этого никто не мог припомнить. Сколько ни переменялось директоров и всяких начальников, его видели всё на одном и том же месте, в том же положении, в той же самой должности, тем же чиновником для письма, так что потом уверились, что он, видно, так и родился на свет уже совершенно готовым, в вицмундире и с лысиной на голове. В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения. Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него, как будто бы через приёмную пролетела простая муха. Начальники поступали с ним как-то холодно-деспотически. Какой-нибудь помощник столоначальника прямо совал ему под нос бумаги, не сказав даже «перепишите», или «вот интересное, хорошенькое дельце», или что-нибудь приятное, как употребляется в благовоспитанных службах. И он брал, посмотрев только на бумагу, не глядя, кто ему подложил и имел ли на то право. Он брал и тут же пристраивался писать ее. Молодые чиновники подсмеивались и острились над ним, во сколько хватало канцелярского остроумия, рассказывали тут же пред ним разные составленные про него истории; про его хозяйку, семидесятилетнюю старуху, говорили, что она бьёт его, спрашивали, когда будет их свадьба, сыпали на голову ему бумажки, называя это снегом. Но ни одного слова не отвечал на это Акакий Акакиевич, как будто бы никого и не было перед ним; это не имело даже влияния на занятия его: среди всех этих докук он не делал ни одной ошибки в письме. Только если уж слишком была невыносима шутка, когда толкали его под руку, мешая заниматься своим делом, он произносил: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» И что-то странное заключалось в словах и в голосе, с каким они были произнесены. В нём слышалось что-то такое преклоняющее на жалость, что один молодой человек, недавно определившийся, который, по примеру других, позволил было себе посмеяться над ним, вдруг остановился, как будто пронзённый, и с тех пор как будто все переменилось перед ним и показалось в другом виде. Какая-то неестественная сила оттолкнула его от товарищей, с которыми он познакомился, приняв их за приличных, светских людей. И долго потом, среди самых весёлых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысинкою на лбу, с своими проникающими словами: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой». И закрывал себя рукою бедный молодой человек, и много раз содрогался он потом на веку своём, видя, как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утончённой, образованной светскости, и, Боже! Даже в том человеке, которого свет признаёт благородным и честным..

 

Н. В. Гоголь «Шинель»

 

*****************************

 

Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим или, по крайней мере, муромским разбойникам? Будем однако справедливы, постараемся войти в их положение и, может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее. Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, ограждённый своим чином токмо от побоев, и то не всегда (ссылаюсь на совесть моих читателей). Какова должность сего диктатора, как называет его шутливо князь Вяземский? Не настоящая ли каторга? Покою ни днём, ни ночью. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут - а виноват смотритель. Входя в бедное его жилище, проезжающий смотрит на него как на врага; хорошо, если удастся ему скоро избавиться от непрошеного гостя; но если не случится лошадей?., боже! какие ругательства, какие угрозы посыплются на его голову! В дождь и слякоть принуждён он бегать по дворам; в бурю, в крещенский мороз уходит он в сени, чтоб только на минуту отдохнуть от крика и толчков раздражённого постояльца. Приезжает генерал; дрожащий смотритель отдает ему две последние тройки, в том числе курьерскую. Генерал едет, не сказав ему спасибо. Чрез пять минут - колокольчик!., и фельдъегерь бросает ему на стол свою подорожную!.. Вникнем во всё это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием. Ещё несколько слов: в течение двадцати лет сряду изъездил я Россию по всем направлениям; почти все почтовые тракты мне известны; несколько поколений ямщиков мне знакомы; редкого смотрителя не знаю я в лицо, с редким не имел я дела; любопытный запас путевых моих наблюдений надеюсь издать в непродолжительном времени; покамест скажу только, что сословие станционных смотрителей представлено общему мнению в самом ложном виде. Сии столь оклеветанные смотрители вообще суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые. Из их разговоров (коими некстати пренебрегают господа проезжающие) можно почерпнуть много любопытного и поучительного. Что касается до меня, то, признаюсь, я предпочитаю их беседу речам какого-нибудь чиновника 6-го класса, следующего по казённой надобности.

 

А. С. Пушкин «Станционный смотритель»

 

 

Прочитайте приведённые ниже произведения и выполните задание 1.2.3.

 

 

 

Зимний утро

Мороз и солнце; день чудесный!

Ещё ты дремлешь, друг прелестный —

Пора, красавица, проснись:

Открой сомкнуты негой взоры

Навстречу северной Авроры,

Звездою севера явись!

 

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась;

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела,

И ты печальная сидела —

А нынче... погляди в окно:

 

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

 

Вся комната янтарным блеском

Озарена. Весёлым треском

Трещит затопленная печь.

Приятно думать у лежанки.

Но знаешь: не велеть ли в санки

Кобылку бурую запречь?

 

Скользя по утреннему снегу,

Друг милый, предадимся бегу

Нетерпеливого коня

И навестим поля пустые,

Леса, недавно столь густые,

И берег, милый для меня.

А. С. Пушкин, 1829

 

Песня

Воспрянь от сна, моя краса!

Воспрянь и приоткрой

Свои прекрасные глаза:

Один, потом второй.

 

Встречай зевотой новый день,

Умыться не забудь,

Сорочку чистую надень

И сверху что-нибудь.

 

Ты ночь спала, моя любовь,

Зачем же спать и днём?

Уже воспел свою морковь

Разносчик под окном,

 

Судачат девы у ворот,

Торгует хлебопёк,

Малец хозяину несёт

Начищенный сапог...

 

Воспрянь! Уж завтрак на столе:

Лепёшки ждут, мой свет,

Овсянка жидкая в котле —

Её полезней нет.

 

А коли портит аппетит

Тебе вчерашний хмель,

Отлично силы подкрепит

С утра целебный эль.

 

Вильям Давенант

Пояснение.

1.1.3. Тема «маленького человека» звучит в русской литературе со времен Пушкина и Гоголя. Пушкинский станционный смотритель Самсон Вырин не может противостоять гусару Минскому в борьбе за свою дочь. По−настоящему жалок гоголевский Акакий Акакиевич Башмачкин, всю жизнь копивший на шинель, не способный даже прошение свое генералу высказать, настолько сильно боится он «сильного мира сего». В отличие от Башмачкина, превратившегося в подобие человека, Самсон Вырин — человек с чувством собственного достоинства, Пушкин наделяет его возможностью говорить об обидчике Минском, тем самым обличая того, кто социально выше его. В приведенных отрывках описания героев наполнены подлинным гуманизмом. Отличие в том, что Пушкин не только сочувствует своему герою, но и открыто признается в симпатии к нему, так как видит его лучшие человеческие качества.

 

1.2.3. Оба стихотворения повествуют об утреннем пробуждении. В обоих присутствует образ пробуждающейся женщины. Однако нетрудно заметить, насколько разные эти стихотворения. Если у Пушкина поэтически возвышенная, красочная картина утра, то у Давенанта несколько бытовое повествование об утреннем пробуждении. Английский поэт перечисляет все действия, которые необходимо совершить утром:

Воспрянь от сна, моя краса!

Воспрянь и приоткрой

Свои прекрасные глаза:

Один, потом второй.

Встречай зевотой новый день,

Умыться не забудь,

Сорочку чистую надень

И сверху что-нибудь.

Разве сравнимо это с пушкинским:

Пора, красавица, проснись:

Открой сомкнуты негой взоры

Навстречу северной Авроры,

Звездою севера явись!

Описание вчерашнего дня у Пушкина столь же образно, как и утро, сосредоточено на описании природы: «мутное небо», «мрачные тучи», «луна, как бледное пятно». У Давенанта вчерашний вечер — лишь воспоминание о «вчерашнем хмеле» — бытовое опять преобладает.