СДАМ ГИА: РЕШУ ОГЭ
Образовательный портал для подготовки к экзаменам
Литература
литература
сайты - меню - вход - новости


Задания
Версия для печати и копирования в MS Word
Задание 3 № 3

1.1.3. В конце приведённого фрагмента показано, как разгневанный генерал кричит на Червякова. Сравните его поведение с реакцией «значительного лица» на просьбу о помощи чиновника Башмачкина, героя повести Н. В. Гоголя «Шинель» (см. ниже). В чём сходство и различие этих ситуаций?

1.2.3. В чём схожи и чем различаются стихотворение А. С. Пушкина «Пророк» и приведённое ниже одноимённое стихотворение М. Ю. Лермонтова?


Прочитайте приведённые ниже фрагменты произведений и выполните задание 1.1.3.

 

На другой день Червяков надел новый вицмундир, подстригся и пошёл к Бризжалову объяснить... Войдя в приёмную генерала, он увидел там много просителей, а между просителями и самого генерала, который уже начал приём прошений. Опросив несколько просителей, генерал поднял глаза и на Червякова.

—Вчера в «Аркадии», ежели припомните, вашество, — начал докладывать экзекутор, — я чихнул-с и... нечаянно обрызгал... Изв...

— Какие пустяки... Бог знает что! Вам что угодно? — обратился генерал к следующему просителю.

«Говорить не хочет! — подумал Червяков, бледнея. — Сердится, значит... Нет, этого нельзя так оставить... Я ему объясню...»

Когда генерал кончил беседу с последним просителем и направился во внутренние апартаменты, Червяков шагнул за ним и забормотал:

— Ваше-ство! Ежели я осмеливаюсь беспокоить ваше-ство, то именно из чувства, могу сказать, раскаяния!.. Не нарочно, сами изволите знать-с!

Генерал состроил плаксивое лицо и махнул рукой.

— Да вы просто смеётесь, милостисдарь! — сказал он, скрываясь за дверью.

«Какие же тут насмешки? — подумал Червяков. — Вовсе тут нет никаких насмешек! Генерал, а не может понять! Когда так, не стану же я больше извиняться перед этим фанфароном! Чёрт с ним! Напишу ему письмо, а ходить не стану! Ей-богу, не стану!»

Так думал Червяков, идя домой. Письма генералу он не написал. Думал, думал и никак не выдумал этого письма, Пришлось на другой день идти самому объяснять.

— Я вчера приходил беспокоить вашество, — забормотал он, когда генерал поднял на него вопрошающие глаза, — не для того, чтобы смеяться, как вы изволили сказать. Я извинялся за то, что, чихая, брызнул-с... а смеяться я и не думал. I Смею ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам... не будет...

— Пошёл вон!! — гаркнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал.

— Что-с? — спросил шёпотом Червяков, млея от ужаса.

— Пошёл вон!! — повторил генерал, затопав ногами.

В животе у Червякова что-то оторвалось. Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплёлся... Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лёг на диван и... помер.

 

А. П. Чехов «Смерть чиновника»

 

*************

— Знаете ли вы, кому это говорите? понимаете ли вы, кто стоит перед вами? понимаете ли вы это, понимаете ли это? я вас спрашиваю.

Тут он топнул ногою, возведя голос до такой сильной ноты, что даже и не Акакию Акакиевичу сделалось бы страшно. Акакий Акакиевич так и обмер, пошатнулся, затрясся всем телом и никак не мог стоять: если бы не подбежали тут же сторожа поддержать его, он бы шлёпнулся на пол; его вынесли почти без движения. А значительное лицо, довольный тем, что эффект превзошёл даже ожидание, и совершенно упоённый мыслью, что слово его может лишить даже чувств человека, искоса взглянул на приятеля, чтобы узнать, как он на это смотрит, и не без удовольствия увидел, что приятель его находился в самом неопределённом состоянии и начинал даже с своей стороны сам чувствовать страх.

Как сошёл с лестницы, как вышел на улицу, ничего уж этого не помнил Акакий Акакиевич. Он не слышал ни рук, ни ног. В жизнь свою он не был ещё так сильно распечён генералом, да ещё и чужим. Он шёл по вьюге, свистевшей в улицах, разинув рот, сбиваясь с тротуаров; ветер, по петербургскому обычаю, дул на него со всех четырёх сторон, из всех переулков. Вмиг надуло ему в горло жабу, и добрался он домой, не в силах будучи сказать ни одного слова; весь распух и слёг в постель.

 

Н. В. Гоголь «Шинель»

 

 

Прочитайте приведённые ниже произведения и выполните задание 1.2.3.

 

 

Пророк

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился, —

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Перстами лёгкими, как сон,

Моих зениц коснулся он.

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он, —

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полёт,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнём,

Во грудь отверстую во двинул.

Как труп в пустыне я лежал,

И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,   

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

 

А. С. Пушкин

 

Пророк

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,

Из городов бежал я нищий,

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром Божьей пищи;

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звёзды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град

Я пробираюсь торопливо,

То старцы детям говорят

С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами:

Глупец, хотел уверить нас,

Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

 

М. Ю. Лермонтов

Пояснение.

1.1.3. Тема «маленького человека» берет свое начало в произведениях Карамзина и Пушкина, развивается в творчестве Гоголя и Салтыкова-Щедрина, по-особому звучит у Чехова. Маленький человек Башмачкин и маленький человек Червяков — существа слабые, не способные противостоять царящему миропорядку просто потому, что жизнь уже сформировала из них рабов, добровольных исполнителей чужой воли. Это особо остро подчеркивается в образе Червякова. Если Башмачкину высокопоставленное лицо сразу не оставляет никаких шансов на человеческое обращение, то чеховский генерал ведет себя сначала в высшей степени «нормально», а Червяков сам «накручивает» себя. Чувство раболепия в обоих героях настолько сильно, что несовместимо с самой жизнью. Принципиальным различием между приведенными отрывками Чехова и Гоголя, между чеховскими чиновниками и чиновниками гоголевскими в том, что Чехов доводит анализ сущности чиновничьих отношений до логического конца. Оказывается, дело не просто в субординации по службе, а гораздо глубже — уже в самом человеке.

 

1.2.3. Оба стихотворения объединены темой поэта и поэзии. Пушкин в своем «Пророке» показал тяжелый путь становления поэта, превращения простого смертного человека в проповедника Всевышней воли на земле. В «Пророке» Лермонтова поэт, наделенный божественным даром, осознает всю тяжесть своего предназначения, всю горечь от непонимания и одиночества. В стихотворении Пушкина звучит оптимизм, вера в свободу, в светлое будущее, которое грядет за болью. Совсем иное настроение у Лермонтова: поэт один, в мире нет надежды. Однако, несмотря на отличия, и Пушкин, и Лермонтов едины в том, что предназначение поэта — быть пророком, через испытания и муки нести людям веру в светлое будущее, в высокие чувства даже тогда, когда вокруг нет ничего светлого, даже тогда, когда вокруг лишь грязь и невежество.