СДАМ ГИА: РЕШУ ОГЭ
Образовательный портал для подготовки к экзаменам
Литература
литература
сайты - меню - вход - новости


Задания
Версия для печати и копирования в MS Word
Задание 1 № 21

1.1.1. Какие нравственные проблемы затрагивает Печорин в своих размышлениях?

 

1.2.1. При помощи каких художественных средств поэту удалось передать состояние гармоничного покоя в природе?


Прочитайте приведённый ниже фрагмент произведения и выполните задания 1.1.1—1.1.2.

 

Я часто себя спрашиваю, зачем я так упорно добиваюсь любви молоденькой девочки, которую обольстить я не хочу и на которой никогда не женюсь? К чему это женское кокетство? Вера меня любит больше, чем княжна Мери будет любить когда-нибудь; если б она мне казалась непобедимой красавицей, то, может быть, я бы завлёкся трудностью предприятия...

Но ничуть не бывало! Следовательно, это не та беспокойная потребность любви, которая нас мучит в первые годы молодости, бросает нас от одной женщины к другой, пока мы найдём такую, которая нас терпеть не может: тут начинается наше постоянство — истинная бесконечная страсть, которую математически можно выразить линией, падающей из точки в пространство; секрет этой бесконечности — только в не-возможности достигнуть цели, то есть конца.

Из чего же я хлопочу? Из зависти к Грушницкому? Бедняжка! он вовсе её не заслуживает. Или это следствие того скверного, но непобедимого чувства, которое заставляет нас уничтожать сладкие заблуждения ближнего, чтоб иметь мелкое удовольствие сказать ему, когда он в отчаянии будет спрашивать, чему он должен верить: «Мой друг, со мною было то же самое, и ты видишь, однако, я обедаю, ужинаю и сплю преспокойно и, надеюсь, сумею умереть без крика и слёз!»

А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую всё, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое моё удовольствие — цодчинять моей воле всё, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастие? Насыщенная гордость. Если б я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив; если б все меня любили, я в себе нашёл бы бесконечные источники любви. Зло порождает зло; первое страдание даёт понятие о удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить её к действительности: идеи — создания органические, сказал кто-то: их рождение даёт уже им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует; от этого гений, прикованный к чиновническому столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением, при сидячей жизни и скромном поведении, умирает от апоплексического удара.

Страсти не что иное, как идеи при первом своём развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря.

 

М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»

 

 

Прочитайте приведённое ниже произведение и выполните задания 1.2.1—1.2.2.

 

 

***

Тени сизые смесились,

Цвет поблекнул, звук уснул —

Жизнь, движенье разрешились

В сумрак зыбкий, в дальний гул.

Мотылька полёт незримый

Слышен в воздухе ночном...

Час тоски невыразимой!..

Всё во мне, и я во всём...

 

Сумрак тихий, сумрак сонный,

Лейся в глубь моей души,

Тихий, томный, благовонный,

Всё залей и утиши.

Чувства — мглой самозабвенья

Переполни через край!..

Дай вкусить уничтоженья,

С миром дремлющим смешай!

Ф. И. Тютчев

1
Задание 2 № 22

1.1.2. Как характеризуют Печорина его представления о любви и счастье?

1.2.2. Почему стихотворение «Тени сизые смесились...» можно отнести не только к пейзажной, но и к философской лирике?

Пояснение.

1.1.1. Печорин — герой переходного времени, основным признаком которого было отсутствие высоких общественных идеалов. Отсюда выведенные им нравственные принципы и ценности: 1) «из двух друзей всегда один раб другого»; 2) «… я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе как на пищу, поддерживающую мои душевные силы»; 3) счастье — это «насыщенная гордость», а любовь — кратковременный порыв: «Страсти не что иное, как идеи при первом своём развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться…». В приведенном отрывке находим размышления героя об этих выведенных им нравственных принципах. Однако убеждение Печорина: «Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости?», основанное на его нравственных принципах, оказывается неверным. Доказательство — факты из жизни самого Печорина, который все силы потратил на то, чтобы насытить свою гордость, удовлетворить свое честолюбие, но счастья не обрел, о чем говорит последняя дневниковая запись его.

 

1.2.1. Центральной темой стихотворения Ф. Тютчева «Тени сизые смесились» является тема единения человека и его божественного разума с миром природы. Поэт описывает ночные раздумья лирического героя, его невыразимую тоску. Единственным выходом из мучительного одиночества для души человеческой становится попытка слиться с окружающим миром. Образ долгожданного спасительного сумрака, прохладой заливающего душу, вынесен в начало второй строфы, выделен повтором с инверсией («сумрак тихий, сумрак сонный»), что способствует усилению художественной выразительности образа. Эту же функцию выполняют далеко в постпозиции отстоящие от определяемого слова эпитеты «тихий, темный, благовонный», органично дополняющие друг друга. Обилие ху-дожественных определений делает образ сумрака загадочным и уникальным, наделяет его целительской силой.

Сила романтических чувств лирического героя подчеркивается многочисленными восклицаниями: «Чувства — мглой самозабвенья / Переполни через край!.. / Дай вкусить уничтоженья, / С миром дремлющим смешай!» Глаголы повелительного наклонения («лейся», «все залей и утиши», «переполни», «дай», «смешай») еще более рельефно оттеняет выразительность восклицательных конструкций.

Неповторимая мелодичность стиха достигается за счет использования различных типов созвучий: ассонанса («звук уснул»), звуковых удвоений («сумрак сонный»).